Приветствую Вас Гость!
Среда, 12.12.2018, 10:33
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Светлое дело

Меню сайта

Категории раздела

Поиск

Наш опрос

Хотели бы вы узнать больше про свой родной край
Всего ответов: 17

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Рязанская область » Захарово и Захаровский район

Захаровские помещики и крестьяне (2 часть до 1917 года)

Положение крепостных в уезде было донельзя бесправ­ным: помещик определял наказания за побег, мог отдавать в солдаты, ссылать в Сибирь, даже на каторгу. Одно вре­мя крепостные были лишены права приносить присягу, не могли подписывать векселя и быть поручателями, при Екатерине II они потеряли даже право жаловаться на по­мещика. Помещик вторгался в семейную жизнь крепост­ных, мог продавать их целыми селениями и семьями. Пе­реселение крепостных с одного места на другое по воле помещика было самым обычным явлением. Вельяшев про­играл в карты свое имение помещику Григорову, а часть крепостных крестьян променял собутыльнику Вердеревскому на охотничьих собак.

В середине XIX в. на территории района главную мас­су населения составляли крепостные. А также в ту пору были и государственные крестьяне, которые образова­лись из потомков низших служилых людей XVII в., напри­мер военной охраны Вожской засеки. Государственные крестьяне населяли Лялино, Глебово, Федоровское, Троиц­кое, Липки, Колесню, Пупкино, Дерьбень, Малышеве и другие села и деревни. Попадьинская волость состояла только из государственных крестьян.

Положение государственных крестьян было несколько лучше крепостных, но все же тяжелое. Они платили на­логи по 2 руб. 76 коп. с души. На них лежали рекрутские наборы, поставка подвод, рабочей силы для починки мо­стов, гатей и т. п.

Государственные крестьяне управлялись волостными головами, сельскими старшинами и заседателями, выбира­емыми из своей среды.
Положение так называемых экономических крестьян, которые прежде были крепостными Богословского мона­стыря, было таким же, как и государственных.

До реформы 1861 г. крестьяне имели в среднем по 2,5 десятины земли на душу. При «освобождении кресть­ян» крепостные получили земли на душу на 1,5 гектара меньше, чем государственные и экономические, а дворо­вые — всего по 20—50 соток на семью.

Михайловский уезд, в который входил нынешний Захаровский район, был исключительно земледельческим. В 1905 г. из 288 тыс. га его площади 81 % падал на пашню, лугов имелось всего 20 тыс. га, а леса — только 8,5 тыс. га. Население было чисто крестьянское — на 192,8 тыс. чело­век приходилось 3 тыс. дворян, духовенства и мещан. Но это меньшинство, главным образом дворяне, владело 35% всей пахотной земли, немного менее половины лугов, пя­той частью выгонов и почти всеми лесами. 103 помещичьим семьям принадлежало 61 тыс. га земли, т. е. столько, сколь­ко приходилось тогда надельной земли на 10 тыс. крестьян­ских дворов.

60% всей земли помещики сдавали в аренду. Осталь­ную обрабатывали наемным трудом. В помещичьих экономиях работало до 2 тыс. крестьян из окрестных дере­вень. В период полевых работ это число удваивалось и утраивалось. Помещичьи земли были лучшими и удобно расположенными и часто преграждали крестьянам пути к их землям, дорогам, воде. За аренду такой земли им приходилось платить дороже и нередко нести повинности феодально-крепостнического характера.

Земли крестьянских обществ, худшие и разбросанные клочками, удобрялись на 3—4%, обрабатывались праде­довскими орудиями, страдали от чересполосицы и давали скудный урожай. В неурожайные годы трудовое крестьян­ство еще более закабалялось помещиком и кулаком, силь­но голодало. Были годы, когда, по исчислениям дворян­ского земства, для продовольствия и обсеменения крестья­нам не хватало более миллиона пудов зерна.
Тяжелые условия жизни вынуждали крестьян высту­пать против помещиков, отстаивая свое право на сущест­вование. 5 июня 1906 г. в своем рапорте рязанскому гу­бернатору Михайловский исправник доносил о начавших­ся аграрных волнениях в имении Емельяновых при с. По­ливанове Окуньковской волости. Здесь 3 июня крестьяне (по одному человеку со двора) приступили самоуправно к покосу лугов, из которых часть принадлежала Емелья­новым, а часть считалась сданной в аренду товариществу крестьян д. Некрасове. 4 июня крестьяне вновь вышли в луга продолжать покос. Здесь уже был пристав с отрядом стражников, который стал убеждать крестьян прекратить беззаконные действия. Крестьяне ответили, что луга эти они признают за свои, так как ими и землей владели их деды и только во время освобождения от крепостного права господа обманным образом дали в надел им худшую часть лугов и земли, скрыв от крестьян план генерально­го межевания. Никакие со стороны пристава убеждения на крестьян не подействовали.

В село прибыл сам Михайловский исправник с отрядом стражников. Собрали сход. Крестьяне, как потом доносил исправник губернатору, начали кричать, что они не япон­цы, чтобы к ним являлись власти с вооруженной силой. Исправник пытался разъяснить, что самоуправное деяние в отношении покоса не принадлежащих им лугов проти­возаконно. Крестьяне заявили, что они будут продолжать  косить даже под угрозой расстрела. «Это для нас будет легче, чем быть без земли»,— говорили они.

Исправнику пришлось еще долго разъяснять крестья­нам пагубность последствий как для них самих, так и для их семей, прежде чем он убедил их мирно разойтись по домам. Но этим дело не кончилось.
14 ноября того же 1906 г. исправник в рапорте губер­натору пишет: «...имею честь донести вашему превосхо­дительству о поджоге усадьбы братьев Владимира и Сте­пана Степановичей Емельяновых при с. Поливанове кре­стьянами этого села». Причиной поджога, по его заклю­чению, послужило озлобление против Емельяновых за то, что последними начато в суде дело против крестьян за скошенные у них луга. Крестьяне, сговорившись пред­варительно, кинули между собой жребий, кому совершить поджог. Жребий пал на крестьян Василия Панина и Прокофия Долгова. И хотя они не сознались в поджоге, их подвергли аресту.

Нужда гнала крестьян из родного села на чужую сто­рону. Почти третья часть трудоспособного населения ухо­дила в город. Работая главным образом на московских фабриках и заводах, крестьяне проникались революцион­ными настроениями рабочего класса, а наиболее передо­вые из них активно участвовали в революционной борьбе. Крестьянин С. А. Ермилов из с. Лобкова сражался на пресненских баррикадах. После разгрома вооруженного восстания на Пресне, скрываясь от полиции, приехал в родное село. Местные кулаки-черносотенцы выдали его жандармерии.

В конце ноября 1912 г. в газете «Правда» была напечатана заметка о жизни крестьян с. Федоровского, пол­ной нужды и лишений, о бесчинствах сельской и волостной администрации. В ней говорилось: «За последнее время в Глебовской волости происходит усиленное выколачи­вание разного рода недоимок с крестьян. Забирается скот и хозяйственные вещи. Никакие жалобы крестьян на безвыходное положение и мольбы об отсрочке уплаты во внимание не принимаются. Безвыходное положение крестьян усугубляется еще тем, что теперь период без­дорожья, и потому невозможно съездить в город продать на уплату недоимки хотя бы остатки хлеба, чтобы потом уж голодать самим, ибо лишнего-то его и не бывает».

Автор с возмущением пишет о произволе властей, ко­торые «очень строги с меньшою братией и снисходитель­ны к тем, кто их угощает».
«На этот раз,— рассказывается далее в заметке,— федоровскую администрацию постигла неудача. Отобран­ные за недоимку вещи и скот отказались покупать и тор­говцы и крестьяне. Начальству не оставалось ничего де­лать, как, подержавши несколько суток без корму, раз­вести обратно по домам отобранных».
Это происшествие — своеобразный отзвук событий 1912 г., названного В. И. Лениным годом великого исто­рического перелома в пролетарском движении в России, когда массовые политические забастовки послужили на­чалом нового революционного подъема.

Однако местная власть не могла примириться с таким непослушанием. Вскоре в Федоровское нагрянули уряд­ник со стражниками и старшина. Собрав сельскую адми­нистрацию со старостой во главе, они снова обрушились на недоимщиков. У крестьян забирали все, вплоть до последней овцы.
О новом выколачивании недоимок в Федоровском «Правда» рассказывала в заметке, опубликованной в № 6 за 1913 г. О темноте и бедности крестьян этого села сви­детельствует сохранившаяся в областном историко-архитектурном музее-заповеднике курная изба, привезенная сюда из Федоровского, задавленного нуждой и притесне­ниями кулаков и чиновников.

До октября 1917 г. в границах нынешнего района 64 помещика владели 37% наличной земельной площади. На каждое дворянское поместье приходилось в среднем около 600 га. Треть земли захватили кулаки (более 2500 хозяйств). А на долю 10 тыс. крестьянских дворов, середняцких и бедняцких, приходилось менее трети зе­мельных угодий. К тому же кулаки под видом аренды при­своили 16 тыс. наделов, принадлежавших безлошадным крестьянам. «У сильного всегда бессильный виноват», помещики и кулаки в старой деревне, владея фактически 80% всей пашни, беззастенчиво притесняли и грабили крестьян.

Октябрьскую революцию трудящееся крестьянство Захаровского района встретило с чувством огромной радо­сти. Она дала им мир, землю и свободу — полное осуще­ствление их вековых надежд и чаяний.

Первым весть о революции принес в район солдат-фронтовик Ф. Ф. Барыкин. Вечером 14 ноября он приехал в родное с. Захаровка (ныне Елино) и привез с собой га­зету «Рабочий и солдат». В ней было напечатано сообще­ние Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов о свержении Временного правительства и при­зыв ко всем трудящимся к установлению Советской власти в городах и селах по всей стране. До глубокой ночи в избе Барыкина обсуждали бедняки, середняки и несколько солдат обращение съезда Советов, а на другой день по всему селу стало известно, что власть в стране перешла в руки трудящихся.

16 ноября местные большевики Л. П. Федичкин, Т. С. Окомелков ударили в набат, собрали народ и при­звали крестьян к организации сельского Совета. 18 нояб­ря 1917 г. сельский Совет крестьянских и солдатских депутатов в с. Захаровка был организован. В члены сельского Совета были избраны во­семь бедняков, в том числе Ф. Ф. Барыкин, от середняков шесть человек — солдат В. И. Овчинников, бывший путиловский рабочий А. С. Рыжов и другие. Это был первый сельский Совет на территории района.

Категория: Захарово и Захаровский район | Добавил: wayziza (13.08.2012)
Просмотров: 2485 | Теги: рязань, захарово | Рейтинг: 5.0/1

Смотрите также
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]